Доктор курпатов панические атаки


Курпатов, невроз сердца и панические атаки: читать онлайн

Людей, столкнувшихся с паническими атаками, интересует все, что касается лечения этого состояния. Рано или поздно, «роясь» в интернете, они сталкиваются с книгами Андрея Курпатова, врача-психотерапевта и медиа менеджера, написавшего несколько работ, в которых он рассказывает, как следует жить с такой проблемой и как правильно ее решать.

В частности, популярностью пользуется книга под названием «Паническая атака и невроз сердца». (Еще она издавалась под названием «4 страшных тайны»). Конечно, ваше дело – доверять тому, что написано в этой работе или нет, хотя следует отметить, что большинство отзывов о ней оказываются положительными, и стоящие рекомендации там, действительно, имеются.

Доктор Андрей Курпатов написал книгу о том, как бороться с паническими атаками и неврозом сердца

Что говорит о панических атаках и неврозе сердца Курпатов?

Согласно мнению Андрея Курпатова, людям, страдающим от ВСД и панических атак, необходимо научиться не слишком драматизировать свое состояние и не забывать, что от этих состояний еще никто никогда не умирал.

Бесспорно, качество жизни при этом существенно ухудшается, поскольку больной страдает от:

  • регулярного изменения показателей давления;
  • повышенного сердцебиения;
  • сердечных болей (имеющих разнообразный характер);
  • затрудненного дыхания;
  • мигреней и головокружений;
  • ощущения слабости;
  • нарушенного сна.

Приятных моментов при подобном заболевании немного. А врачи, проверяющие физиологическое здоровье, ничего серьезного не находят.

Но победа над паническими атаками – это, оказывается, реальное дело. Необходимо лишь верить в собственные силы и не сомневаться в успешном результате, выполняя между тем определенные процедуры и изменив не только образ жизни, но зачастую и мировосприятие.

Читатели отмечают, что язык, которым написана книга авторитетного Андрея Курпатова, является легким, удобочитаемым и широко воспринимаемым. Несмотря на всю серьезность поставленных и достигаемых задач, в ней достаточно много иронического юмора, что делает книгу еще более воспринимаемой и способствует ее востребованности.

Как отмечается в отзывах, автор (однажды на личном опыте переживший нейроинфекцию и связанные с ней нервные расстройства) в точности описывает все возможные страхи, с которыми сталкиваются люди, переживающие ПА и приводит дельные советы, которые помогут эту панику преодолеть.

Не удивительно, что многими людьми эта работа известного психотерапевта занесена в списки must read, то есть, тех настольных книг, которые каждому, склонному к ВСД и неврозам, нужно прочесть обязательно (возможно, не один раз).

Автор подчеркивает не только психологическую, но и биологическую с подсознательной основой описываемой проблемы, дает множество советов по поводу того:

  • какие средства следует принимать, чтобы избавиться от тревожности и успокоиться;
  • какие процедуры также помогут этого достигнуть;
  • как надо вести себя во время приступов.

В книге доктора Курпатова «Паническая атака и невроз сердца» неоднократно делается акцент на возможности излечения вегето-сосудистой дистонии и сопровождающих ее панических состояний.

Все, что необходимо больному – брать под контроль собственные эмоции, научиться выходить из только начинающегося приступа. Тем более что тысячи и даже миллионы людей, страдавших от аналогичных неприятностей, все же сумели с ними справиться и вышли из этой битвы победителями.

Да, по некоторым людям можно даже не догадываться, что их мучают панические атаки. Внешне (по крайней мере, до поры, до времени) они могут казаться невозмутимыми, мужественными и очень смелыми. Однако то, что происходит внутри, способно их всерьез дезориентировать, накапливаться и со временем привести к нервным срывам и более опасным последствиям.

Доктор Курпатов говорит о том, что лечение панических атак лучше не затягивать: чем раньше оно будет начато, тем больше шансов на более легкий и скорый положительный итог. Главная трудность заключается в необходимости изменения образа мышления и в избавлении от иллюзий. Люди, взявшие себе за цель – следовать рекомендациям, данным в описываемой работе, постепенно приходят к существенным личностным изменениям, благодаря которым не просто избавляются от мучающих их панических атак и ВСД в текущий момент, но и предотвращают появление аналогичных проблем в будущем.

Книга, по мнению многих читателей (если судить по их отзывам), способствует укреплению духа и дает хороший старт для совершенно новой жизни, в которой уже не будет места неврозам, тревожности и сильному эмоциональному беспокойству.

Вот почему читать онлайн книгу Курпатова о неврозе сердца полезно и желательно всем, кто страдает от подобных неприятностей.

Андрей Курпатов. Панические атаки и невроз сердца

Особенности ПА

Панической атакой обычно называют неожиданный и сильный приступ страха, который:

  • с невероятной быстротой набирает интенсивность;
  • сопровождается частым сердцебиением;
  • характеризуется нехваткой воздуха (вследствие чего затрудняется дыхание).
Частое сердцебиение — один из признаков панической атаки

Зачастую такой приступ случается ночью, хотя и в дневное время не исключен. Еще характерными симптомами ПА могут быть:

  • ощущение кома в горле;
  • чувство тошноты;
  • дереализация, как нереальность всего, что происходит вокруг;
  • чувство размытости;
  • грудные боли.

Непосредственно перед началом приступа очевидных причин может и не быть (оттого его начало считается внезапным). А продолжительность одной атаки может достигать пары часов (хотя обычно она длится от 10 минут до получаса).

Когда приступ проходит, человек чувствует умеренную тревогу и страх того, что подобная неприятность повторится. Действительно, такое явление лишь в редких случаях оказывается единичным.

Кстати, паническую атаку еще именуют симпатоадреналовым кризом, вегетативным приступом либо кардионеврозом.

Когда эти приступы происходят регулярно, у человека начинают развиваться фобии, происходят личностные изменения. Если состояние длится больше года, врач, скорее всего, диагностирует паническое расстройство.

Известно, что не только взрослые, но и дети подвержены такому синдрому – примерно с трехлетнего возраста, то есть с того момента, когда начинает развиваться осознанность. Так что у ребенка приступы паники не исключены.

Нельзя сказать, что панические атаки, о которых так много рассказывается в книге Курпатова, чрезмерно опасны для здоровья и жизни человека. По крайней мере, со смертельными исходами еще сталкиваться не доводилось. Однако состояние больного всерьез ухудшается, жить полноценной жизнью не получается.

Кроме прочего, симптоматика может оказаться предвестником прочих болезней: от мигреней и тиреотоксикозов до инсульта и височной эпилепсии. Еще приступ бывает побочным эффектом от применения того или иного медицинского препарата.

Саму же паническую атаку следует рассматривать в качестве своеобразного сигнала для организма, чтобы он мобилизовался, ощущая угрозу. В целом, явление считается достаточно распространенным: согласно статистическим данным, каждый пятый индивид когда-нибудь его испытывал. Что же касается расстройств на постоянной основе, с ними сталкивается всего один процент людей.

Известно, что впятеро чаще заболевают представительницы женского пола. Особенно подвержены расстройствам люди от 25 до 35-летнего возраста. Хотя у детей и пожилых людей (перешагнувших 60-летний порог) приступ тоже может произойти.

Если говорить о последствиях, то 70 процентов случаев связано с развитием депрессивных состояний и суицидальных мыслей. Немаленький процент людей прибегают в качестве попытки выхода из описываемого состояния к употреблению алкогольных напитков и наркотиков.

Однако, понятное дело, все это только усугубляет ситуацию. В действительности, даже одними таблетками и прочими медикаментами панические атаки не искоренить, невроз сердца и ВСД не вылечить. Курпатов в своей книге об этом как раз и говорит – необходимо изменить:

  • мышление и отношение к жизни;
  • распорядок дня;
  • рацион;
  • соотношение часов отдыха и бодрствования.

Гипотезы возникновения

В целом же, существует множество гипотез по поводу того, почему начинается этот вегетативный криз, что именно способствует его изначальному развитию.

Согласно одной из теорий, например, «виноваты» катехоламины, вроде адреналина, дофамина и норадреналина, то есть гормонов, вырабатываемых в мозговом веществе надпочечников. Из-за воздействия этих гормонов во время стрессовых ситуаций:

  • нервная система мобилизуется;
  • сердцебиение становится более частым (чтобы все органы получали достаточно крови);
  • меняется ритмика дыхания;
  • функционирование мозга становится более активным.
Паническая атака — своеобразная реакция организма на стресс

В случае с вегетативным кризом повышение уровня катехоламинов происходит в нервных тканях (наряду с кровью и мочой). Не зря же при искусственном введении адреналина в вену вызывается паническая атака (таким образом, гипотеза подтверждается). Соответственно, у людей, склонных к ПА, в организме можно отметить высокий уровень катехоламинов.

Другая гипотеза связана с генетическим фактором. К примеру, известно, что существует 50-процентная вероятность развития ПА у однояйцевого близнеца, если другой близнец уже страдает от таких приступов. Примерно 20-процентная вероятность в случае с близкими родственниками.

По мнению исследователей за болезнь отвечают определенные генные участки, в которых она закодирована и, можно сказать, предопределена. Развитие же начинается после некоторого толчка, роль которого играет какой-нибудь эмоциональный стресс, тяжелая болезнь, гормональные изменения, значимое событие (с негативным оттенком, как правило).

Психоаналитическая гипотеза связана с внутриличностным конфликтом, который и становится причиной симпатоадреналового криза. Постоянное подавление эмоций, копящихся внутри, и отсутствие психологической разрядки рано или поздно приводит к не самым приятным последствиям.

Согласно поведенческой теории ПА провоцируются людскими страхами, которые возникают в той или иной ситуации. Человек иногда неверно интерпретирует собственные же ощущения, поскольку принимают учащенное сердцебиение за предвестие заболевания, а то и скорой смерти.

Генетический фактор рассматривается, как одна из причин возникновения панических атак

Проявления болезни

Симптоматика описываемого криза проявляется практически одновременно. У Курпатова симптоматика панических атак расписывается достаточно подробно. Зато развитие реакций, вызванных ним, происходит каскадом, а именно:

  • из-за стресса вырабатывается адреналин;
  • затем сужаются сосуды;
  • учащается сердцебиение;
  • повышается давление;
  • выводится углекислый газ;
  • усиливается тревога;
  • изменяется Ph крови;
  • начинают неметь конечности, больного мучает головокружение;
  • в периферической ткани спазмируют сосуды;
  • ухудшается кровообращение;
  • клетки получают все меньше кислорода и питательных веществ;
  • в тканях скапливается молочная кислота и, в результате, атака еще больше усиливается.

Развитие синдрома довольно часто осуществляется во время психических патологий. Кроме прочего, иногда она вызывается:

  • инфарктом миокарда;
  • сердечной ишемией;
  • течением беременности и родовым процессом;
  • периодом созревания;
  • климаксом;
  • приемом некоторых препаратов (это могут быть, например, анаболические стероиды).

Что касается психических болезней, при которых ПА выступают в качестве симптома, это могут быть всевозможные фобии, депрессивные состояния, ОКР, посттравматические расстройства, шизофрения и так далее.

Беременные весьма подвержены паническим атакам

Независимо от того, какими именно симптомами сопровождается паническая атака, и чем она вызвана, справиться с ней вполне реально. Именно об этом говорит Андрей Курпатов в книге, которая называется «Панические атаки и невроз сердца». Предлагаем ее почитать всем, кто вынужден страдать от описываемых неприятностей, чтобы не только знать, отчего и как это происходит, чем грозит, но и как с этим справляться.

psycholekar.ru

Доктор Курпатов: панические атаки и информационная псевдодебильность

Психологи 21 века столкнулись с новыми процессами человеческого сознания, вызванными информационной насыщенностью среды обитания. И новыми проблемами с мышлением, диктующим определенные, не всегда рациональные и позитивные, модели поведения. Именно мышление зачастую приводит к психосоматическим нарушениям. Например, как считает известный психолог Андрей Курпатов, панические атаки и другие невротические проблемы могут быть спровоцированы «информационным передозом», когда на человека ежедневно сваливается лавина информации, которую мозг не успевает полностью осмыслить и соединить в единую картину.

История вопроса

Исследуя возникновение ВСД, невроза, тревожных состояний и панических атак, Курпатов пришел к выводу, что одной из основных причин невротических нарушений является агрессивная атака на мозг большого количества разрозненной информации.

Занимаясь этой проблемой и, в частности, причинами появления панических атак, Курпатов на основании исследования групп пациентов, страдавших шизофренией в разные исторические периоды, ввел в психологию термин «информационная псевдодебильность». Анализ историй болезни показал, что для больных 60-70 годов прошлого столетия характерен сложноорганизованный бред. В конце 90-х произошел перелом в проявлениях этого психического заболевания. Этот феномен совпал со временем компьютерного бума, массового использования интернета. Для людей, заболевших на рубеже 20 века, характерны более примитивные бредовые идеи с преобладанием бытовой тематики.

Но бред – это всего лишь продукция мозга. У представителей обеих групп он поражен одинаковым недугом: природа шизофрении не изменилась. В чем же причина этой трансформации? Психолог напрямую связывает ее с тем, что человечество теряет способность к созданию сложных умозрительных моделей.

Глупые умные

Современные люди стали гораздо более информированы, неимоверно возрос их лексический запас. Сегодня каждый может быстро найти толкование непонятного слова или получить ответ на любой вопрос в интернете. Но знание большого количества умных слов вовсе не говорит о том, что человек глубоко понимает природу явлений, которые они обозначают.

Возникает парадокс: в целом люди как бы становятся умнее, они больше знают и понимают – но по своей сути, наоборот, глупеют. Это приводит к тому, что человек в таких жизненно важных сферах, как образование, карьера, бизнес, личная жизнь становится все менее успешным.

Заложники информационной атаки

От перенасыщенности информацией страдает конвергентное мышление, которое отвечает за выбор рационального решения. Ежедневный новостной шторм порождает сильную зависимость от интернет-девайсов, где люди активно проверяют электронную почту, просматривают аккаунты соцсетей. В результате мозг безостановочно работает в режиме приема новых сведений. Кроме того, привычка постоянно мониторить новостные порталы, форумы, соцсети, проверять почту и онлайн-мессенджеры держит человека в постоянном напряжении, которое и становится причиной психосоматических нарушений. Как считает доктор Курпатов, панические атаки, ВСД, тревожно-фобическое состояние во многом спровоцированы именно информационным шквалом.

Но получение информации и осознанное мышление – это два абсолютно разных процесса. Первый из них пассивен, второй – созидателен, в котором информация сознательно структурируется. На основе этого строится многомерная картина восприятия. Информационная псевдодебильность означает угасание именно интеллектуальных функций мозга, переход от абстрактного к упрощенному линейному мышлению, которое еще часто называют клиповым. Его характерные особенности – импульсивность действий, плохая концентрация, утилитарное восприятие, неспособность понимать отвлеченные рассуждения.

Кардинально отличается информационная псевдодебильность от клинической лишь тем, что при желании этот процесс может стать обратимым. Для этого человеку нужно всего лишь задуматься: «Для чего я это делаю? Что дает этот хаотичный поток информации для моего развития, для карьеры, для улучшения отношений с близкими людьми? На что я трачу часы своего личного времени?». И он с удивлением увидит, что все это – химера, пустышка, иллюзия, коварно подменяющая собой реальную жизнь.

fdrk.ru

Курпатов Андрей. 4 страшных тайны. Паническая атака и невроз сердца

Страница:

  • 1
  • 2
  • 3
  • Следующая »
  • Последняя >>

   Когда издательство решило выпустить мои книги, дав им новые – «понятные» – названия, мне задали замечательный в своем роде вопрос: «А как это по-человечески называется – вегето…» – и дальше замялись, припоминая сложносочиненное название книги «Средство от вегетососудистой дистонии».   Действительно, если человеку врачи такой диагноз не ставили, ему трудно понять, что это за зверь такой – дистония, да еще и вегетососудистая. Кроме того, в последнее время врачи еще стали умными и, глядя на одни и те же симптомы, ставят разные диагнозы – «панические атаки», «вегетативный синдром», «невроз сердца», «ангионевроз», «респираторный невроз» и так далее.   На самом деле речь во всех этих случаях идет о «соматоформном расстройстве». Но этот международный термин, обозначающий «вегетососудистую дистонию» (и прочие перечисленные диагнозы), пока в России не прижился и вряд ли скоро приживется – больно заковыристый. Даже несмотря на то, что этот диагноз является «основным заболеванием» каждого пятого человека, обращающегося за медицинской помощью! Представьте только – каждого пятого!   В общем, вы держите в руках книгу, бывшую когда-то «Средством от вегетососудистой дистонии», а теперь ставшую «4 страшными тайнами панической атаки и невроза сердца». Надеюсь, это название действительно более понятное, и многие, кому такое пособие жизненно необходимо, найдут его на книжных развалах и смогут получить информацию о том, что с ними происходит, а главное – поймут, что с этим делать.   Наверное, самый частый вопрос, который мне задают, это: «А излечима ли вегетососудистая дистония (панические атаки, невроз сердца)?» И я не устаю отвечать – на 100%! И сейчас вы сможете в этом убедиться!

   Искренне Ваш,

   Андрей Курпатов    Всех людей можно разделить на две группы – одни (это счастливчики) даже не догадываются о существовании вегетососудистой дистонии[1], другие, напротив, знают о ней по собственному опыту, и счастья тут днем с огнем не сыщешь. Опыт человека, страдающего вегетососудистой дистонией, надо признать, драматический, и даже врагу его не пожелаешь. Складывается он из нескольких компонентов, где один другого краше!   С одной стороны, каждый обладатель диагноза вегетососудистой дистонии – человек, мучающийся от целого набора самых разнообразных симптомов. Чем же проявляется эта ужасная «зараза»? Все очень просто: колебания артериального давления, сердцебиения, боли в области сердца (и колющие, и ноющие, и бог еще знает какие), перебои в его работе, затрудненное дыхание, головокружения, слабость, потливость, нарушения сна, все вместе и по отдельности. Разумеется, ничего приятного.   С другой стороны, наша многострадальная медицина. Хотя диагноз вегетососудистой дистонии выставляется каждому пятому посетителю районной поликлиники, о природе этого заболевания, кажется, ничего не известно. По крайней мере, врачи ничего определенного нам не говорят. В какой-то момент вообще складывается впечатление, что ты стал жертвой какого-то чудовищного заговора! Впору заводить «дело врачей»… Врачи сообщают нам о результатах своего «диагностического поиска» с какой-то чудовищной неопределенностью. Но что с ними делать – с этими результатами? О чем говорят обнаруженные «отклонения»? Что они вообще значат?! Все, уже умирать?.. Или еще подождать?..   Особенностью вегетососудистой дистонии считается промеж врачей одно весьма примечательное обстоятельство: человек, страдающий ВСД, страдает по-настоящему, ему действительно плохо, приступы могут быть мучительными, симптомы самыми разнообразными, однако при всем желании доктора хорошие «ничего не находят»! «Нет органической природы, – говорят. – Все органы в норме». Может быть, правда, и найдут что-нибудь «малосущественное», плечами пожмут: «Вегетососудистая дистония у вас, не беспокойтесь, идите с богом». Хорошенькое дело, «не беспокойтесь»! Сердце из груди выпрыгивает, давление скачет, ни вдохнуть, ни выдохнуть, ноги не слушаются, в тело словно бы свинец залили, места себе не найти, а они говорят: «Не беспокойтесь»!   Вот, собственно, и третий компонент личного опыта «ВСД-шника» – наше душевное состояние. У страдающего вегетососудистой дистонией оно хуже худшего. Он постоянно испытывает внутреннее напряжение, обеспокоенный своим здоровьем, всеми перечисленными симптомами, всей этой неопределенностью – размытостью врачебных формулировок, отсутствием эффекта от проводимого лечения и, наконец, самим диагнозом – «вегетососудистая дистония», который звучит поистине угрожающе. Ожидать беспрестанно какой-нибудь катастрофы – инфаркта или инсульта или же просто без конца мучиться десятком-другим симптомов – вещь, мягко говоря, неприятная. Так и с ума сойти можно!   Вот такой «личный опыт», просто мука какая-то! Вообще говоря, получается дурацкая картина. Сам человек мучается от огромного количества самых разнообразных симптомов, неприятных ощущений, эпизодами ему может казаться, что он и вовсе находится где-то на границе между жизнью и смертью. Но при всем при этом врачи, которые консультируют и лечат человека с вегетососудистой дистонией, не выказывают никакого серьезного беспокойства. Более того, они постоянно успокаивают его, предлагают какие-то терапевтические средства, от которых нет никакого эффекта (или почти нет, или если и есть, то ненадолго).   Получается замкнутый круг: мне плохо – я обращаюсь за помощью, выказываю свою озабоченность – меня слушают, кивают, произносят загадочные слова (непереводимый медицинский фольклор), назначают некое лечение – я принимаю прописанные мне таблетки и процедуры – мне не становится лучше, а то и вовсе в результате этого лечения чувствую себя откровенно плохо – я снова обращаюсь за помощью, высказываю свою озабоченность – меня снова слушают, снова кивают, после чего сообщают, что, мол, «все нормально», «так и должно быть», «беспокоиться не о чем», «нужно перестать тревожиться и свыкнуться»!   От всего этого мне становится еще тревожнее, еще хуже! Ну ведь понятно же, что симптомы никуда не пропадают, следовательно, лечение не помогает, вероятно, мне и вовсе выставили неправильный диагноз или что-то пропустили, не нашли, не заметили… А если это серьезно?! Если, натурально, у меня какая-то страшная болезнь, которую врачи обычно пропускают! Ведь столько было случаев, когда врачи не заметили серьезного недуга у молодого человека, полагаясь на его молодость, а он – на тебе, умер в самом расцвете сил! И ведь ему постоянно говорили, что он «все это себе придумал», что здоровье у него, «как у космонавта»! Иными словами, есть новость – наш симулянт сегодня умер. Так, может быть, и со мной то же самое, может быть, и я сейчас – того…   Да, жизнь человека, страдающего вегетососудистой дистонией, – это просто катастрофа: тяжела, мучительна, постоянно под страхом и в неизвестности, а главное – выхода никакого нет! Появившиеся когда-то симптомы постоянно видоизменяются, какие-то добавляются, какие-то, наоборот, проходят, становится то лучше, то хуже, а почему и отчего, непонятно. Примыкают дополнительные заболевания – остеохондроз, артриты, головные боли, расстройства желудочно-кишечного тракта, аллергические риниты, хронические тонзиллиты, женские болезни и мужская половая слабость.   Врачи залихватски берутся за дело и при этом ничего не доводят до конца. Родственники сначала выказывают беспокойство, но потом машут на тебя рукой, а то и вовсе пускаются в обвинения: «Ты все себе придумываешь! Ничего у тебя нет!» Дела не клеятся, поскольку здоровье не позволяет, во многом приходится себя ограничивать, а положиться не на кого. Короче говоря, постепенно возникает ощущение какого-то отчуждения, начинает казаться, что ты один на один со своей болезнью, и никто-никто во всем мире не хочет тебя ни понять, ни поддержать.   И твоим бедам нет ни конца ни края, болезнь не излечивается, симптомы не проходят, а душевное состояние разлаживается окончательно и, кажется, что уже бесповоротно. Единственные твои друзья – это успокаивающие микстуры, корвалол с валокардином, валидол, который постоянно под рукой, или феназепам, который всегда в кармане. Иногда алкоголь помогает, а иногда именно от алкоголя все и усиливается. Бывает, впрочем, что и вовсе ничто не помогает – живи как знаешь, больших тебе успехов!   Такова печальная картина, которая предстает нашему взору, когда мы смотрим на себя и на соответствующую запись в своей медицинской карте: «DS.: вегетососудистая дистония». И вдруг какой-то добрый доктор говорит: «А не сходить ли вам к психиатру?» От неожиданности больное сердце замирает и ты думаешь: «Вот только психиатра мне и не хватало! Не знаете, как от меня избавиться?! Ничего не понимаете, а мне – к психиатру?! А сами не прошвырнетесь?!» Резонно… но неправильно. И то, что послали к психиатру, – неправильно, и подобная реакция также неверна.   В действительности, вегетососудистую дистонию лечат и не терапевты, на которых обычно уповают пациенты с этим недугом, и не психиатры, которые занимаются делами посложнее и потяжелее, а психотерапевты, да – врачи-психотерапевты. Почему? Вот, собственно, на этот вопрос мы и должны сейчас ответить. А еще, поскольку с психотерапевтами в России дефицит, было бы недурно узнать, в чем состоит это лечение у врача-психотерапевта, возможно ли провести его самостоятельно, и если да, то как.   Забегая вперед скажу, что – «да, возможно», а «как» – мы подробно обсудим. Главное – не теряйте терпения, попытайтесь во всем, о чем мы будем говорить, разобраться, и победа будет за нами. В конце концов, наше дело правое, ведь жить нужно, а с ВСД – не жизнь, так что мы победим. Заявляю это официально…

   Прежде чем мы перейдем к разговору о вегетососудистой дистонии, нам бы следовало понять, что значат эти слова – «вегетатика», «сосуды», «дистония». Ну с сосудами, кажется, что все понятно, а вот с вегетатикой действительно царит в умах наших сограждан полная неопределенность. Например, мы привыкли думать, что стресс – это прежде всего адреналин. Хорошо. А как этот адреналин понимает, что ему нужно выброситься в кровь? Ему это кто-то на ушко шепчет?.. Вряд ли. На самом деле работа всех наших внутренних органов обеспечивается вегетативной нервной системой, а выброс адреналина – это лишь один из элементов ее значительно более широкой и многоплановой работы.

   Итак, вегетативная нервная система. Нервная система человека как таковая состоит из головного мозга, спинного мозга и нервов, идущих от этих «мозгов» к каждой частичке нашего дела. Какие-то из этих нервов собирают информацию о том, что творится вне и внутри организма, и доставляют ее в мозг – это чувствительные нервные стволы. Другие нервные стволы – двигательные – передают команды от мозга к мышцам, что позволяет нам удерживать равновесие, двигаться и т. п. А есть в этом комплексе еще и вегетативная нервная система – часть нервной системы, которая занимается регуляцией работы внутренних органов нашего тела.   Вот вы сейчас читаете книгу, и в этом деле всемерно участвует ваша нервная система. Вы с помощью чувствительных нервных окончаний осуществляете зрительное и тактильное восприятие данного объекта. Информация, содержащаяся в книге, анализируется вашим головным мозгом. При этом вы занимаете определенное положение, которое регулируется соответствующими центрами в мозжечке, спинном мозгу и двигательными нервами.   Но ведь вы еще и живете при всем при этом! Ваше сердце бьется, гоняя кровь по сосудам, грудная клетка курсирует, способствуя дыхательной функции, в кишечнике с помощью ферментов поджелудочной железы и печеночной желчи идет расщепление пищи, осуществляется перистальтика, еще у вас трудятся почки, селезенка, железы и т. д., и т. п. Короче говоря, от глаз человека скрыта огромная, гигантская, я бы сказал, работа его собственного организма. И если человек, по мнению большевиков, живет, чтобы работать, то организм человека точно придерживается буржуазной идеологии – он работает, чтобы жить.   А теперь давайте задумаемся, ведь кто-то же должен всей этой деятельностью руководить, контролировать слаженность взаимодействия всех внутренних органов, определять приоритеты, заведовать перераспределением ресурсов и проч., и проч. Не само же собой все там, в конце-то концов, происходит! Не само. А начальник кто, кто распоряжается? Начальник и распорядитель – вегетативная нервная система. Именно она отдает команды органам, определяет, кому из них почивать, а кому – работать, и если работать, то как.   Сама вегетативная нервная система устроена хитро. Она состоит из двух отделов: один называется – симпатическим отделом вегетативной нервной системы, а другой – парасимпатическим. Причем задачи у симпатического и парасимпатического отдела прямо противоположные, они антагонисты – если один усиливает работу того или иного внутреннего органа, то другой, напротив, ослабляет; если этот уменьшает нагрузку на какой-то орган, то тот – увеличивает.   К каждому внутреннему органу нашего тела подходит и тот, и другой нерв, т. е. в отношении каждого органа осуществляется и симпатическая, и парасимпатическая иннервация. Условно говоря, один нерв – газ, а другой – тормоз. Если пока все понятно, то идем дальше.   Перед любым животным стоит одна-единственная благородная цель – выжить, если он этого не сделает, то вся эволюция – коту под хвост. А для того чтобы выжить, необходимо питаться и не стать чьей-то пищей. По-моему, вполне логично. Таким образом, основная задача поделилась у нас на две: условно говоря – пищеварение и поведение во время стресса.   Вот по этому принципу и работают отделы вегетативной нервной системы: симпатический обеспечивает нашему организму напряжение, необходимое для борьбы или бегства (таковы варианты поведения в ситуации стресса); парасимпатический, напротив, заведует нашим отдыхом, покоем и пищеварением.   Вегетативная нервная система обеспечивает взаимодействие нашей психики и нашего тела. Психика воспринимает то, что происходит во внешнем мире, анализирует это и решает, что делать: расслабляться и вкушать удовольствие или напрячься и перейти к активным действиям. Если принято первое решение, то включается парасимпатический отдел вегетативной нервной системы, который говорит организму буквально следующее: «Расслабься, покушай, отдохни, поспи…» И организм с удовольствием выполняет эту инструкцию. Если же психика оценивает окружающую действительность как угрожающую, то включается симпатика, и организм послушно напрягается, готовясь к обороне или нападению. Мышечный тонус увеличивается, усиливаются обменные процессы и функция дыхания, а также системы доставки питательных веществ и кислорода к тканям и органам тела, т. е. растет частота сердечных сокращений и повышается артериальное давление.    Представим себе, что на нас нападает хищник. Как должен вести себя наш организм? В первую очередь, должны напрячься мышцы (нам ведь надо или «распускать руки», или «делать ноги» – одно из двух). Но напряженные мышцы, во-первых, нуждаются в большом количестве питательных веществ и кислорода, во-вторых, представляют собой твердый объект, в который не так-то просто загнать кровь.   Так что на помощь необходимо призвать симпатический отдел вегетативной нервной системы: он увеличит частоту сердечных сокращений, поднимет артериальное давление, и поставленные задачи будут выполнены – мышцы быстро получат необходимое количество кислорода и питательных веществ, которые под большим давлением будут закачены в мышцы.   Кроме того, симпатика сделает еще массу самых разнообразных важных вещей. Она изменит характер внешнего дыхания – сделает его более поверхностным и частым (на короткий промежуток времени подобный тип дыхания оказывается максимально эффективным). Она будет заниматься терморегуляцией, а именно: усилит потоотделение, чтобы организм лучше охлаждался, в противном случае энергия, выделяемая работающими мышцами, может привести к внутреннему тепловому удару. И это еще далеко не полный перечень…   Но самое интересное здесь, как ни странно, в другом. Давайте-ка зададимся вопросом: а надо ли нам переваривать пищу, когда мы, извините, «делаем ноги» или «распускаем руки», так ли это в данный момент актуально? Наверное, нет. Если мы не сосредоточимся сейчас на главной задаче, не бросим все силы на то, чтобы выжить в ситуации угрозы, то велика вероятность, что нам плоды нашей пищеварительной деятельности и не понадобятся.   Иными словами, если мы переживаем стресс, нам надо спасаться от опасности, и потому пищеварение может в этот момент и подождать. Тратить на него силы в такой ситуации – это просто непозволительная роскошь! Все имеющиеся в распоряжении силы и средства должны быть брошены сейчас на спасение, а не на пищеварение! Когда же ситуация изменится и нам ничего угрожать не будет, тогда надо будет расслабиться, умерить работу своего сердца, позволить крови «прилить к желудку» и таким образом безмятежно отдаться пищеварению. В этом-то нам и поможет парасимпатический отдел вегетативной нервной системы, парасимпатика.

   Таким образом, в нашем организме создана удивительная система регуляции работы внутренних органов. В ситуации угрозы и стресса активизируются симпатические влияния, приводящие к активизации сердечной деятельности, дыхания и теплообмена. В ситуации безопасности и отдыха, напротив, активизируются парасимпатические влияния, которые обеспечивают покой и пищеварение.Так что в каждый конкретный момент времени все силы организма брошены на те цели, которые именно в данный момент являются приоритетными. И все было бы так хорошо, если бы мы не были людьми…

   Наши эмоции в принципе ничем не отличаются от эмоций любого другого животного. Но мы постоянно сдерживаемся, а животные не занимаются подобным самоистязанием. В результате они живут-поживают, а мы страдаем неврозами. Подобное сдерживание собственных эмоций крайне вредно для нашего организма. Мы фактически осуществляем акт насилия, пытаясь обуздать собственный организм. Он, естественно, этому сопротивляется, ему от этого дурно, а потому дурно нам. Конечно, можно уговорить себя, что «все нормально», но если эмоция пошла в ход – ни вегетативные, ни другие телесные реакции остановить уже невозможно. Наши попытки нажать «стоп-кран» на полном ходу приводят к вполне предсказуемому эффекту…     Работа симпатического и парасимпатического отделов вегетативной нервной системы      Анатомия эмоций    Мы обычно думаем, что эмоции – это то, что мы переживаем. На самом же деле эмоции – только в последнюю очередь чувства, а прежде всего – это реакция нашего тела, его мышц и органов. Ни одна эмоция – ни положительная, ни отрицательная – без мышечного компонента обойтись не может.Эмоции в природе возникают для дела, а не для души. А потому просто психологические переживания здесь никому не нужны, нужно работать! Страшно – убегай, зло берет – нападай, симпатию испытываешь – брюхо покажи. Вот почему без мышечного компонента эмоции не проживешь, без психологии можно, а без мышц – и ни туды, и ни сюды.    Соматический (или иначе – вегетативный) компонент эмоций тоже нужен именно для дела. Внутренние органы – сердце, сосуды, легкие, почки и другие – необходимы для любого эмоционального действия.А регуляцией работы внутренних органов, как мы уже знаем, занимается вегетативная нервная система. Так что по всему видно, что психологическая часть эмоции – это только верхушка айсберга, непосредственно связанная с сознанием. Два других не менее, а может быть, и более важных компонента эмоции сознанию отнюдь не очевидны, а потому здесь и возникают существенные проблемы. Поскольку между нашим сознанием и нашим подсознанием отсутствует какое-либо взаимопонимание[2], то расщепление компонентов эмоции приводит к весьма серьезным издержкам.    Надо вам сказать, что в психологии и вовсе существуют такие теории, которые полагают психологическую часть эмоции вторичной! Впервые эти теории были озвучены знаменитым психологом и философом У. Джеймсом: «Обычно говорят: мы потеряли состояние, огорчены и плачем; мы повстречались с медведем, испуганы и обращаемся в бегство; мы оскорблены врагом, приведены в ярость и наносим ему удар. Но правильнее было бы говорить так: мы опечалены, потому что плачем; приведены в ярость, потому что бьем другого; боимся, потому что дрожим, а не говорить: мы плачем, бьем, дрожим, потому что опечалены, приведены в ярость, испуганы…»    С этим утверждением, конечно, много спорят. Но вот, например, наш знаменитый театральный деятель – Михаил Чехов, создавший свою «систему» в противовес «системе Станиславского», спорить не стал. Он просто начал учить своих актеров двигаться и возбуждать свою вегетативную нервную систему так, как это бы происходило, если бы они сами испытывали те эмоции, которые по пьесе переживает их персонаж. Результат этой практики был ошеломляющим! И в этом нетрудно убедиться. Достаточно взглянуть на лучшие творения Голливуда, который, собственно, и стоит на «системе Михаила Чехова», эмигрировавшего в свое время из Советской России в буржуазные США.    Так что не будем недооценивать роли вегетативных и других телесных факторов (прежде всего – мышечного напряжения) в формировании наших эмоций, которые, как ни крути, состоят из трех компонентов.    Большинство стрессов, с которыми мы сталкиваемся, находятся внутри головы. Тут-то и возникает сложность. Хищники за нами не бегают, а вместо охоты (когда надо сутками по саванне за своей провизией гоняться) предлагается культурно сходить в универсам и там, без лишней суеты, отовариться. Поэтому, по большей части, мы в двух «нижних» компонентах своих эмоций не особенно нуждаемся.    Более того, если они и возникнут (а они обязательно возникнут), употребить их у нас не будет никакой возможности. Нам вряд ли придет в голову сбежать с экзамена или от начальника, хотя мы их и побаиваемся. Будучи людьми приличными, мы не спешим ударить обидчика по физиономии, если же нас раздражают, то пытаемся уладить это дело миром – убедить, внушить, осадить.    Короче говоря, мы подавляем не столько психологическую составляющую эмоции, а два других ее компонента – мышечный и вегетативный. Последние оказываются нам совершенно не нужными, однако они наличествуют, а потому их естественное, как кажется, подавление постепенно выливается в весьма серьезные проблемы. И это, прежде всего, телесные страдания, болезни, которые, как говорят, всегда от нервов.    Здесь надо оговориться. Разумеется, чаще всего мы страдаем от проблем, связанных с работой симпатического отдела вегетативной нервной системы. Именно он отвечает за наиболее сильные наши эмоции – гнев и страх. Однако, к сожалению, и парасимпатический отдел вегетативной нервной системы способен «подкидывать нам сюрпризы».   В целом его роль прямо противоположна роли симпатики. Если симпатика, например, увеличивает частоту сердечных сокращений, то парасимпатика, напротив, заставляет сердце биться реже. Если симпатика ответственна за повышение артериального давления, то активизация парасимпатического отдела вегетативной нервной системы, напротив, приводит к его снижению.   Вы, наверное, слышали, что люди делятся на нормотоников, гипертоников и гипотоников. Артериальное давление у первых обычно 120/80 мм ртутного столба, у гипертоников нормальное давление от природы чуть выше, чем у остальных (например, 130/90 мм ртутного столба), а у гипотоников нормальное артериальное давление в норме ниже, чем у нормотоников (оно может быть, например, 110/60 мм ртутного столба).   В этом нет ничего страшного, такие различия нормальны и не свидетельствуют о болезни, они говорят нам только о том, деятельность какого отдела вегетативной нервной системы превалирует у данного человека. У нормотоников, как нетрудно догадаться, действие обоих отделов сбалансировано оптимальным образом. У гипертоников преобладает симпатический тонус; а у гипотоников – парасимпатический, именно поэтому у них и давление редко когда поднимается, и пульс в среднем ниже, чем у других людей. Впрочем, все это никакая не болезнь, а разновидность нормы, и данному организму, по всей видимости, так просто удобнее.

   Серьезных проблем с избытком собственно парасимпатического тонуса у людей, как правило, не возникает. Проблемы начинаются там, где влияния этих двух отделов сталкиваются, и происходит конфликт противоречивых тенденций: одни – за увеличение, другие – за понижение, одни – за усиление, другие – за выключение. Возьмем для примера ситуацию сдачи экзамена (эту жизненную коллизию каждый из нас пережил).

thelib.ru


Смотрите также