Как я победила депрессию


Я победил свою депрессию | Жизни - ДА!

Более 10 лет назад я начал замечать, что чувствую себя как-то не так. Ужасная грусть начала буквально захлестывать меня. У меня появилось ощущение, что я соскальзываю в черную яму, из которой не смогу выбраться. Внутренняя боль и какое-то онемение выросло во мне и начало управлять моей жизнью.

Постепенно мне все труднее становилось вставать с кровати, ощущение духовной пустоты заполняло меня все больше и больше, словно духовный рак начал свою разрушительную работу. Мрачное настроение пожирало все, что интересовало меня. Я становился беспомощным и безвольным, будто уже ничто мне не подвластно.

Оглядываясь назад на свою жизнь и переживания, я обнаружил, что мои мысли стали порождать чувства, чувства порождали настроения, а эти настроения выражались в поведении, в поступках. Эта связь между разумом и телом была очевидна и вылилась в то, что мы называем депрессией.

Моя депрессия с постоянной потребностью отдыхать и отчаянием росла постепенно в течение нескольких месяцев, одна потеря приплюсовывалась к другой. У меня прекратились отношения с подругой, мой отец умирал, я потерял работу, на которой находился двадцать лет… Моя голова была пуста, мои чувства были на пределе. Словно огромная дыра с острыми краями поселилась между моим желудком и горлом. Когда я просыпался и пытался утром встать с постели, возбуждение и горечь нарастали. Как только я приходил с работы, то не мог дождаться момента, когда можно снова лечь в постель и заснуть. От этого словно перехватывало горло.

Отец мой умер, подруга ушла от меня, моя роль и осознание себя как христианского служителя, которым я был двадцать лет, тоже завершились. Друзья, которые были со мной многие годы, как бы ушли из моей жизни, и что важнее всего — я ощущал, как будто я потерял самого себя, чувствовал себя одиноким и бесполезным. В голове было пусто. У меня даже мысли там не шевелились, словно все клеточки моего мозга умерли. Я был физически и эмоционально истощен.

Итак, я попал в тот страшный мир, известный лишь тем, кто был в депрессии. Разговоры и рассуждения, как выбраться из депрессии, ничего не решали. Я был обязан изменить свой образ жизни, я должен был многое изменить в самом себе. И, прежде всего, я должен был признать, что моя жизнь вышла из-под контроля. Я был бессилен преодолеть депрессию одной лишь силой воли. Мне нужно было верить в какую-то силу, более могущественную, чем моя собственная. Я нуждался в каком-то духовном переживании(опыте). И хотя я был занят многие годы в миссионерской работе и думал, что у меня были сильные духовные переживания, это было ошибочное мнение…

Я начал каждый день проходить по пять миль, чтобы стряхнуть ужасное ощущение пустоты, которое пожирало мою жизнь. Я поставил себе цель гулять до тех пор, пока мне не станет лучше. Мне пришлось настроить себя на то, что когда я просто хожу, я своим движением побеждаю ощущение беспомощности. Я поверил в такую победу. А это уже был путь к выздоровлению…

Выбраться из изоляции мне помогли другие люди, тоже страдающие депрессией. Я обнаружил, что люди любых возрастов, убеждений, профессий могут выбираться из тюрьмы депрессии, если они действительно будут помогать друг другу как группа поддержки. Именно духовный опыт вкупе с силой содружества людей, подобных нам самим, перед которыми не нужно оправдываться или подробно объяснять, или извиняться за то, что мы в депрессии, это все — духовный опыт и содружество людей — является основой для нашего выздоровления.

Я победил свою депрессию.

Доктор Хью, консультирующий психолог, основатель Д.А. Штат Индиана

lifeyes.info

Победить депрессию: личный опыт

По своему устроению я склонна к унынию и депрессии, и за свою жизнь погружалась в неё много раз по разным поводам. Бороться с ней приходилось самостоятельно, и в конце концов у меня получилось найти зёрна истины. Своими находками хочу поделиться в этой статье. Не претендую на научность, просто делюсь своим опытом.

Молитва, причастие и исповедь не избавляли от депрессии сами по себе, но именно они открывали мне эти истины.

Причина 1. Мы пытаемся справиться самостоятельно с проблемой, для решения которой необходима помощь других людей.

Человек слаб, и крепкие связи с другими людьми, помощь специалистов, а также участие случайных людей регулярно необходимы всем. С одной стороны, перекладывание всех своих проблем на других людей — не здорово, мы должны нести своё бремя сами. Но когда бремя становится слишком тяжёлым, обратиться к людям за помощью будет в духе христианства, это является противоположностью гордости и самоуверенности.

В 17 лет я, пережив безответную влюблённость, погрузилась в тяжёлую депрессию. И один человек тогда сказал мне очень важную вещь: «Глупая, мы не можем со всеми проблемами справиться сами, тебе не надо было лежать в одиночестве на кровати и плакать. Друзья могли помочь тебе». Тогда я уяснила, что нет ничего стыдного в том, что ты не можешь справиться с чем-то один, будь то материальные проблемы или психологические. Но люди не всегда догадываются предложить помощь сами, её необходимо просить, в этом и состоит христианское смирение — переступить через свою гордость, признать свою слабость в данный момент и попросить помощи.

Фраза «никогда никого ни о чём не просите», как мы помним, была фразой вовсе не Христа, а Воланда. Как понять, что пора просить помощи? Когда чувствуешь, что в тупике, пробовал и так, и эдак, но ничего не вышло, чувствуешь горечь, растерянность, отчаяние. Откажут одни — согласятся другие, главное искать.

Причина 2. Из-за излишней «духовности» или перегруженности делами игнорируются физические потребности организма.

В современной православной среде популярен такой подход: забыть о себе ради других, любить себя — грех. Насколько можно урезать заботу о себе? Есть разные люди. Одни не замечают, что на них одето, забывают поесть, другие же всегда знают, что им необходимо для того, чтобы держать себя в форме, как и когда отдыхать. Если мы  решили, к примеру, что достаточно чистить зубы, принимать душ, расчёсываться и одеваться в чистую одежду, а всё остальное — излишне или будет «чрезмерным греховным вниманием к себе», то можем постепенно войти в диссонанс со своими настоящими потребностями.

То, что я перечислила выше, достаточно для мужчины. Женщина же может быть в депрессии из-за неудовлетворённости своим внешним видом. Физические потребности делятся на три основные — здоровье, красота и достаток.

  • Здоровье. Если мы питаемся неправильно, не занимаемся спортом или фитнесом хоть немного, не высыпаемся регулярно, то организм постепенно приходит в угнетённое состояние. Например, часто плохое настроение у меня уходило, стоило только выспаться как следует, а после объедания конфетами появлялась депрессия.  Мы не можем себе представить батюшку, бегающего по утрам или считающего калории, поэтому нам может казаться всё это излишним, не нужным для высоких целей. На деле же и батюшки страдают избыточным весом и болезнями, так что здоровое питание и движение необходимы всем. В пост питание бывает часто несбалансированным, с преобладанием  углеводов и недостатком белка. Поэтому, думаю, постящимся будет совсем не лишним согласовать своё меню с врачом-диетологом, просчитать его калорийность, количество белков, жиров и углеводов. А также не забывать пить достаточное количество воды каждый день.Насчёт тренировок. У меня редко бывает состояние, что сил много, не знаешь куда их деть, и начинаешь делать упражнения. Обычно — разная степень усталости. И кажется, что если ещё и фитнесом позаниматься, то совсем сил не будет. На деле же наоборот, сил прибавляется. Удивительно, но факт. И настроение сразу улучшается. Так что проблемы могут быть от элементарного недостатка движения и неправильного питания.
  • Красота. Мы можем говорить себе, что внешность — не главное, родные нас и так любят, да и вообще, «грех соблазнять своей красотой». Страх привлечь к себе кого-то привёл меня в плачевное состояние, так что уже и мужа можно было привлечь с трудом. На красивую женщину смотреть приятно, потому что глаз радуется, появляется желание жить и трудиться. Вокруг так много неприятного, тяжёлого, некрасивого, так почему не являть собой образец красоты и элегантности? Я сама часто засматриваюсь на красивых женщин на улице — радуешься гармонии, любуешься как красивым цветком, бабочкой или закатом. Подходящие именно вам одежда, причёска, украшения и макияж — это большой труд, всё должно сочетаться по цвету, форме, пропорциям. Поэтому внешнему виду стоит уделять достаточно времени. Пренебрежение к внешнему у женщины тоже может стать причиной депрессии. А как же крема, маски, уход за ногтями? Каждый раз удивляюсь, насколько поднимается настроение от такого простого действия, как нанесение на лицо маски на 10 мин.
  • Материальные блага. Мы можем убеждать себя, что «нам ничего не надо», «обойдусь», «богатство — грех» и прочее, но в душе страдать от тесного жилья, отсутствия бытовой техники и хороших вещей. Это — нормально, и чтобы это всё было, просто нужно больше трудиться, ставить себе цели. Без постановки цели ничего само не появится. Поженившись совсем молодыми и очень уж православными, мы с мужем вообще почти не понимали ценность денег и вещей. Мне казалось, что на это  не стоит обращать внимание, что важнее — духовность, я просто витала в облаках. В итоге мы столкнулись с большим количеством проблем, которые нас угнетали.

Особенно важно уделять время, деньги и внимание себе, если вы — мама, тем более многодетная. Излишняя жертвенность превращает мать семейства в унылое полное усталое существо с хвостиком, в мешковатой одежде и с тяжёлыми сумками наперевес. Часто ли вы говорите себе и окружающим «мне ничего не надо», покупаете ли всё в первую очередь детям и в дом, а себе — что похуже и подешевле? Выбираете ли вещь не потому, что она понравилась, а потому, что она самая дешёвая? Постоянное игнорирование своих желаний и потребностей тоже приводит к унынию и депрессии. В первую очередь детям нужна мама, которая радуется жизни, довольна ею, а не та, которая пожертвует детям максимальное количество сил, денег и времени, не оставив ничего себе.

Вот например, собираемся мы из своего села утром в город всей семьёй по делам. Обычно в спешке не успеваю как следует подготовиться, в душ бегом. А недавно я  решила, что пусть мы поедем чуть позже, но я уделю себе время как следует. Волосы были в состоянии «ещё можно не мыть, но уже не супер», поэтому я и голову помыла, и посушила феном, и скраб для тела использовала, и крем, и ещё несколько быстрых процедур косметических (наверное, в чём сложность проделывания этих процедур поймут только мамы маленьких детей ). Потом не спеша оделась, и не на ходу провела по губам помадой, а сделала нормальный макияж.

И — о чудо, я была всю поездку в прекрасном настроении, ни на кого не злилась, не обижалась, не раздражалась, не одёргивала постоянно детей. И дети себя вели спокойно. Заряда хватило часа на 3. Вывод для себя сделала такой: чтобы не раздражаться и не сильно уставать, просто необходимо примерно каждые 3 часа уделять себе полчаса времени: или своей красоте, или здоровью, или уму, или просто отдыху, или духовному развитию. Без этого настроение портится, и я способна давать окружающим не любовь, а только негатив.

Причина 3. Игнорирование чувств и эмоций.

Если в детстве вас научили доброй сотне правил, которые просто обязана соблюдать хорошая девочка,  да к тому же снабдили инструкциями о том, что этой самой девочке делать категорически запрещается, вероятно, депрессия будет вашим частым гостем. Заглатывать обиду, молчать, улыбаться, когда грустно, отвлекаться от неприятных чувств, запрещать себе злиться и гневаться — всё это приводит к полному непониманию собственного внутреннего мира, неумению обращаться с негативными чувствами.

Отрицательные эмоции имеют свой смысл. Они предостерегают нас, служат защитой от нарушения наших границ, или указывают на внутренние ошибочные установки, которые противоречат законам устройства мира. Это и боль от несовершенства мира, что всё устроено не так, как мы бы хотели. Работа с психологом может помочь разобраться в себе, со своей «тёмной», вечно подавляемой стороной.

Причина 4. Остановка в развитии.

Бог хочет от нас, чтобы мы реализовывали свои таланты в полную силу, а не закапывали их. Когда мы перестаём развиваться духовно, душевно или интеллектуально, мы начинаем ощущать неприятные чувства. Это сигнал о том, что нам необходимо двигаться дальше. Представьте себе, если бы великие люди в своё время остались бы на начальном уровне, а не росли дальше — наверняка их мучило бы ощущение, что они способны на большее. Это частая причина депрессии у мужчин — нереализованность на работе, нелюбимое дело, малый заработок.

Можно придумать ещё причины, но в целом я пришла к выводу, что депрессия нужна для того, чтобы мы либо начали больше заботиться о себе, либо пересмотрели свои цели и ценности, либо реализовывались творчески более полно. Духовные причины не рассматриваю — это более тонко и индивидуально. Депрессия — двигатель нашего прогресса, то, что может побудить нас на поиски чего-то нового, сигнал о том, что необходимы изменения в жизни. Теперь, каждый раз когда чувствую наваливающуюся тяжесть, начинаю анализировать причины и искать решение.

Вот несколько простых приёмов, которые могут облегчить если не тяжёлую депрессию, то небольшую хандру точно:

  • путешествовать;
  • общаться  с друзьями;
  • посещать курсы, где можно научиться чему-то новому, толковые тренинги;
  • шоппинг, уход за собой;
  • спорт, фитнес, оздоровление питания, ограничение сладкого и жирного;
  • написать список своих желаний и начать осуществлять их;
  • заняться творчеством: рукоделием, музыкой, рисованием.

Важно не замыкаться в своём болоте, а искать выход. Даже если кажется, что так плохо будет всегда — это не так, лучше будет обязательно!

Теги:   депрессияздоровье

При републикации материалов сайта «Матроны.ру» прямая активная ссылка на исходный текст материала обязательна.

… у нас есть небольшая просьба. Портал «Матроны» активно развивается, наша аудитория растет, но нам не хватает средств для работы редакции. Многие темы, которые нам хотелось бы поднять и которые интересны вам, нашим читателям, остаются неосвещенными из-за финансовых ограничений. В отличие от многих СМИ, мы сознательно не делаем платную подписку, потому что хотим, чтобы наши материалы были доступны всем желающим.

Но. Матроны — это ежедневные статьи, колонки и интервью, переводы лучших англоязычных статей о семье и воспитании, это редакторы, хостинг и серверы. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц — это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета — немного. Для Матрон — много.

Если каждый, кто читает Матроны, поддержит нас 50 рублями в месяц, то сделает огромный вклад в возможность развития издания и появления новых актуальных и интересных материалов о жизни женщины в современном мире, семье, воспитании детей, творческой самореализации и духовных смыслах.

www.matrony.ru

Как я победила депрессию

Оглядываясь назад, я думаю, что моя депрессия начала зарождаться ещё в 16 лет. Я всегда была очень тихой и не умела болтать с друзьями, не знала, что сказать людям.

Эта проблема стала усугубляться ужасным стрессом, который я получила на работе. Моя депрессия развивалась около 8 лет, прежде чем меня уволили. Последний год, который я проработала на той работе, был ужасен. Я едва могла исполнять свои обязанности. Я не могла принимать решения, когда ездила на деловые встречи, мне требовалось несколько минут, чтобы решить, куда мне повернуть — налево или направо, чтобы выйти из парковки. Я чувствовала себя очень одинокой. В моём сердце было пусто, даже когда я играла с внуком. Я не хотела проводить время с друзьями и с семьёй, я много плакала, у меня не было мотивации.

Когда меня уволили, я почувствовала облегчение. Я видела в этом руку Божью, потому что врач сказал мне: «Не бойтесь потерять свою работу». Я решила прислушаться к этому совету и довериться Господу. Сделав так, я увидела, как в моей жизни начали происходить чудеса. Когда я собирала вещи со своего рабочего стола, мои коллеги сказали, что я «свечусь».

Восстановиться мне помогли общение с друзьями и помощь окружающим. Время от времени я переставала верить, что Господь поможет мне и, разочаровываясь, снова впадала в депрессию. Но через день или два я садилась читать Библию и молилась, чтобы Господь взял на Себя мою ношу. Казалось, что когда я позволяла себе выпустить проблему из-под контроля, Он всегда приводил меня к нужному стиху из Биб­лии, который утешал меня или предлагал решение.

Теперь я славлю Его за всё, даже за депрессию, которую пережила. Я — счастливый и общительный человек. Бог испытывал меня. Я являюсь живым примером слов пророка Исаии: «А надеющиеся на Господа обновятся в силе: поднимут крылья, как орлы, потекут — и не устанут, пойдут — и не утомятся» (Исаия 40:31).

Поэтому «Господь Сам пойдёт пред тобою, Сам будет с тобою, не отступит от тебя и не оставит тебя, не бойся и не ужасайся» (Второзаконие 31:8).

Бог всемогущ — Он может изменить и вас!

Диана Баррис

Газета «Ваши ключи к здоровью» № 5 (65) май 2016 г.

8doktorov.ru

Как я победил депрессию. Опыт самостоятельного исцеления

Когда люди говорят, что у них депрессия, это может означать все что угодно.

У меня депрессия, надо скушать сладкий пирожок.

Шоколад очень хорошо помогает мне от депрессии.

Если я не могу уснуть, у меня начинается депрессия.

Я не люблю, когда дождь. У меня от него депрессия.

Утром у меня была депрессия, но к вечеру полегчало.

Вчера у меня реально была очень тяжелая депрессия.

Как только посмотрю на его фотографию, у меня — депрессия.

Как подумаю о завтрашнем дне, то депрессия накатывает.

И так далее. Я тоже так думал. И говорил, наверное. До того момента, пока не испытал на собственной шкуре, что такое депрессия на самом деле — когда ни пирожок, ни шоколад, ни солнечный день за окном не помогают. Не помогают, потому что не хочется самого главного — жить. Как при этом можно с помощью спорта или активного отдыха «лечиться» от депрессии, я, право, не понимаю. Присутствие в этом мире становится невыносимым, вот что такое депрессия. Если бы я чего-то и хотел, то хотел бы умереть. Но я и этого не хотел, потому что этого нужно хотеть, желать и что-то для этого делать. А я не хотел ничего, в том числе и жить. Вот что такое депрессия.

Я не знал, что мне делать, а если бы и знал, прочитав полезную книжку доктора Курпатова, то ничего бы делать не стал, потому что не было желания что-то делать, и сил тоже не было. Единственное, что я мог делать — это не делать ничего. Никого не видеть и ничего не слышать. Присутствие кого-либо было для меня невыносимой пыткой. О работе не могло быть и речи. Я не принимал никаких решений о том, что мне нужно бросить работу. Не было ничего такого. Она просто перестала для меня существовать.

Я перестал ходить на работу. Не почувствовал никакого облегчения, но и не стремился к этому. Мне не хотелось жить, и одна только мысль о том, что с этим можно как-то примириться, вызывала у меня тошноту и отвращение. Справедливости ради должен сказать, что таких мыслей у меня не возникало. Но об этом мне постоянно напоминали. О том, что жизнь прекрасна и удивительна. И что все не так плохо, как может показаться. Я хорошо помню, какую мучительную боль доставляют эти слова. Это тот самый ад с чертями и сковородками, о котором так любят рассказывать набожные бабушки. Не знаю, есть ли ад и рай на самом деле, но я точно знаю, что депрессия — это ад, а люди, которые говорят тебе о том, как замечательно кому-то другому живется в раю под названием «жизнь», — это черти.

Может быть, все было бы не так плохо, если бы они этого не говорили. Тогда бы это была просто не жизнь. Но тебе снова и снова напоминают, как хорошо и прекрасно жить, и тогда ты попадаешь в ад, потому что для тебя это абсолютно немыслимо. А тебе говорят, что это более чем возможно, и нужно только захотеть, а результат не заставит себя ждать. Это как слепому петь песню: «Как прекрасен этот мир, посмотри». Он не может, понимаете?

Я перестал общаться с людьми, перестал открывать дверь и реагировать на звонки. Легче всего было находиться среди абсолютно незнакомых людей — потому что я для них не существую, и это очень близко тому, что я чувствую, поскольку не существую для себя самого. Наверное, если бы кто-то из этих людей заплакал, то я заплакал бы тоже. Как будто кто-то из этих людей меня, наконец, понял — что уже ничего исправить нельзя. Как будто на могилку ко мне пришел, вот такое чувство.

И, напротив, хорошо знакомые тебе люди ничего, кроме тоски и отчаяния, не вызывали. И не потому, что они какие-то особенно плохие. Нет. Просто они с тобой эмоционально близки, и это побуждает их как-то помочь и поддержать тебя в трудную минуту. И нет на свете ничего больнее в такие минуты, чем такая «поддержка».

Я перестал что-либо делать вообще. Преимущественно спал. Сколько мог. В любое время суток. Я не помню, были ли у меня какие-то особенные сны, чтобы об этом стоило говорить. Часто слышу, как люди жалуются на кошмары и связывают это с депрессией. Не знаю. Самым страшным для меня кошмаром была реальность. Страшно было не засыпать, а просыпаться. А сон, пусть и временно, позволял мне от нее спрятаться.

Если не спалось, то я просто лежал, уткнувшись носом в стену. Полежишь-полежишь, и снова проваливаешься в сон. Вставал только по необходимости.

Денег не было. Было много соленых огурцов, соль, лапша и старая картошка. Я бросал в большую кастрюлю (чтобы надолго хватило) лапшу, картошку и соленые огурцы, варил и ел. «Вкусового» желания есть у меня не было. Я мог бы и сено жевать, наверное, лишь бы заглушить периодически возникающее чувство голода. Как только голод исчезал, я больше есть не мог. Физически. Убирал в холодильник свое варево, и снова утыкался носом в стену.

Сколько это продолжалось, я точно сказать не могу. Месяц, два? Я отказывал себе в существовании. Время остановилось. Оно потеряло всякий смысл. Сколько времени было на часах, значения не имело. Я не знал, что делать дальше. Нет, не так. Никакого дальше не было. Будущего не существовало. Не было ни единой мысли, даже самой тайной, что вот однажды я проснусь, все это пройдет и мне станет лучше. Просто не было никакого «завтра». Было невыносимое «сегодня» и абсолютно чуждое мне «вчера». Были фотографии какого-то человека, которого уже не существует. Книги, которые он читал. Дневники, которые он вел. Их присутствие для меня было постоянным болезненным напоминанием о какой-то «другой жизни», которой уже не было. Это как если бы человек, потерявший ноги, вернулся домой, а его обувь стоит в коридоре.

Поэтому я начал методично уничтожать все, что напоминало мне о моей «прошлой жизни». Я доставал фотографии и резал их большими ножницами в мелкую лапшу. У меня даже какой-то смысл появился. Конечно, я понимал, что как только я все это изрежу, все закончится, но меня это ничуть не волновало (и не могло волновать). Все уже закончилось на самом деле. А пока у меня было много всего, что нужно было уничтожить. Фотографии, дневники, книги. И все остальное, что хоть отдаленно напоминало мне о «другой жизни».

У меня было много фотографий. Много книг. Много разных тетрадей и дневников. Тетради и книги я сначала разрывал на отдельные страницы, а потом рвал их в мелкие клочья. А фото резал ножницами. Бумажный «фарш» трамбовал в пакеты, а когда их становилось много, то выходил на улицу и выбрасывал в мусорный бак. Сначала я еще хотел поджигать их, поэтому выходил вечером, но потом передумал. Будет много дыма, кто-нибудь начнет еще кричать, а мне и без этого тошно.

И чем больше я это делал, тем легче мне становилось. Что-то неуловимо изменилось, и я понял, что могу жить дальше. Это случилось раньше, чем закончились мои фото и письма. Оставалось еще немного, но вдруг я поймал себя на мысли, что хочу записать что-то новое. В новой чистой общей тетради в клеточку. И чтобы у меня были разноцветные ручки. Красная и зеленая. И синяя. И черная. Очень хотелось писать обязательно разноцветными ручками. Еще не было никаких мыслей о том, что писать, но было уже желание это сделать. Иногда мы говорим о том, что хочется начать жизнь с чистого листа. Я это пережил буквально. Но на полу было еще много «грязных» листов из моей прошлой жизни, и поэтому я ничего не стал пока писать. Я решил покончить со своим прошлым. И пока последний лист бумаги, который напоминал мне об этом прошлом, не был уничтожен, я не успокоился.

Что-то изменилось. Ко мне возвращались эмоции, возвращались желания. Появился аппетит и интерес к общению. Появились мысли, которые казались мне важными, и мне хотелось их записать. Я начал делать записи в тетради, и мне это нравилось. Тетрадь не сохранилась — я потерял или выбросил ее. Но это не имеет никакого значения. Прошлое перестало что-либо значить для меня. От него остаются только смутные воспоминания. Если я захочу их «воскресить», останутся эти записи. Если нет — не останется ничего.

Депрессия — это посмертное переживание. Подобное тому, что испытывает человек в состоянии клинической смерти. Только в случае с депрессией тело человека продолжает жить. Можно двигаться. Есть. Ходить на работу. Быть полезным членом общества. Мертвым, но полезным. Никому и в голову не придет, что этот человек мертв. Тем более что существуют препараты, которые оживляют его физиологические функции: увеличивается двигательная активность, появляется рефлекторный и эмоциональный отклик на внешние стимулы, частично восстанавливается способность к волевой саморегуляции, нормализуется кровообращение и так далее.

И это никакая не магия Вуду, а элементарная психиатрия. А средства, позволяющие сделать из «мертвого» человека зомби, который «оживает», продаются в любой аптеке.

Депрессия — это больше, чем отсутствие смысла, например, что-то сделать. Депрессия — это осо­знание невозможности жить дальше. Это когда понимаешь, что жизнь закончилась, но тело все еще продолжает существовать. Ты можешь двигать ногами или руками, можешь как-то распоряжаться своим телом. Но ты не можешь самого главного: жить. Остается только одно — что-то делать своим телом. А оно, без души, без своего хозяина ничего делать не хочет. Желаний нет вообще. Есть потребности.

И нужно просто не делать того, что делается с трудом или «через не могу». И, напротив, делать то, что хочется сделать. Вот и все лечение.

Что может желать ваше тело, когда оно болеет? Подумайте об этом. Тело не может хотеть анальгин или таблетки от кашля. Зато оно может хотеть покоя. Чтобы было тепло. Отдохнуть. Уснуть. Тишины и поменьше света. И этого более чем достаточно для скорейшего выздоровления.

Я не боролся с депрессией. У меня опустились руки, но я и не пытался их поднять. Я не мог найти силы что-то изменить, и оставил все как есть. Я не мог заставить себя куда-то идти, и поэтому я лежал. Я хотел забвения, и сон помогал мне забыться. Я делал только то, что мне хотелось. А мне не хотелось ничего. Ничего. Я ничего и не делал. Может быть, именно это и спасло мне жизнь.

P.S. Описанный мной случай относится примерно к середине 90-х годов. Больше я никогда не испытывал депрессию.

http://www.psyberia.ru

zn.ua


Смотрите также